Рюген

Первым делом все туристы, приезжающие на этот зеленый германский остров в Балтийском море, направляются смотреть Зеллинский пирс. Он длинен, пышен и, точно сирень, которую много раз обрезали, становился пышнее всякий раз, как по нему прохо­дился секатором очередной хорошо заточенный айс­берг. В конце пирса над водой висит большая поло­винка металлического яйца с дверцей и иллюминато­рами. В эту капсулу может попасть любой желающий. Каждые полчаса капсула погружается на 25 метров в студеную балтийскую зеленую воду.

На глубине, где море уже совсем изумрудное, а иллюминаторы становятся похожими на средневековые витражи, экскурсовод, седой старик в белой рубашке, вклю­чает документальный фильм о Балтийском море. Из фильма следует, что Балтика выкипает жизнью: в ней водится и полезная водоросль, и питательная креветка, и жирная сельдь. После всплытия воздух снаружи кажется заметно теплее, небо — ярче, чайки — наряд­нее и горластее. Теперь их наглый грай звучит весело и красиво. Смысл яйца — перезагрузка, цена переза­грузки — девять евро.

Совершив променад на пирсе, турист обычно едет смотреть «Прорский колосс». Эту нацистскую здрав­ницу построили в 1930-е по заказу «Силы через радость», организации, направлявшей досуг немец­ких рабочих в идеологически верное русло, а по сути — крупнейшего туроператора Третьего рейха. На Все­мирной выставке в Париже в 1937 году проект курорта заработал Гран-при. Судей придавило железобетон­ными цифрами: восемь корпусов, вставших пяти­километровой шеренгой вдоль моря, 20 тысяч мест, ежедневный заезд — три тысячи человек.

В центре санатория разбили площадь, взятую в кольцо частоко­лом зенитных прожекторов: здесь собирались прово­дить шоу «Храм света», успешно обкатанное на съез­дах НСДАП в Нюрнберге. Но, ни один луч не коснулся неба, ни один рабочий не увидел Прору, потому что началась война — отдых упразднили, а прожекторы уехали в артиллерийские части на материке. Сегодня в части корпусов Проры, проложенных песком и тра­вами, работает отель, музей нацистского быта и клуб, в котором проводят стихийные рейвы; остальные так и стоят заброшенными.

Впрочем, даже без пирса и Проры на Рюген можно всегда приехать просто купаться в мелкой и неожи­данно теплой здесь Балтике, смотреть на белые мело­вые скалы, воспетые художником Каспаром Давидом Фридрихом, и есть великолепные морепродукты — в два, а то и в три раза дешевле, чем в Берлине.

Оставить комментарий