В поисках спящей красавицы

Не хуже Версаля

Мы с женой начали путешествие по до­роге от раскинувшихся в долине реки Майн холмов города Вюрцбурга, извест­ного на весь мир своим виноделием и музыкальными фестивалями Моцарта и Баха. Город сильно пострадал во Вторую мировую войну — более 80% его величе­ственных сооружений были утрачены на­всегда. Однако трудолюбивые немцы всё отстроили заново, включая Вюрцбургскую резиденцию, которую в 1981-м внесли в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, а в 2010-м её изображение отчеканили на юбилейной золотой монете достоинством в 100 евро.

Символом Вюрцбурга счита­ется крепость Мариенберг, возвышаю­щаяся на горе с одноимённым названием. Её грандиозные бастионы, вписанные в пасторальный пейзаж, несколько столе­тий служили резиденцией архиепископа, защищая его от крестьянских бунтов. По­сле экскурсии по многочисленным залам становится понятно, почему Наполеон ставил цитадель с фресками работы Джо­ванни Тьеполо в один ряд с роскошным Версалем. Ещё с одним примечательным местом города, зданием капеллы Девы Марии, связаны трагические события XIV века. В город пришла эпидемия чумы, забравшая тысячи жизней, и власти об­винили в страшной трагедии евреев. Ев­рейский квартал смели с лица земли, а на его месте появился сначала рынок, потом костёл, где и сейчас в серебряном ларце хранятся мощи святого Макария.

Поймать волшебство

Ротенбург, один из городов, по которому проходит Романтическая дорога, имену­ют музеем Средневековья под открытым небом. Здесь хорошо просто бродить по узким мощеным улочкам, искать капельку волшебства в местных лавочках, вдыхать исходящий аромат расслабленности и умиротворения. Старинные здания под красными черепичными крышами укра­шены цветами в ящиках, коваными ре­шётками и оградами. Хотя мы давно не дети, но бурю восторга у нас вызвал здеш­ний Музей игрушек и кукол, где собрано около тысячи экспонатов, созданных во Франции и Германии. И сами немцы, и туристы очень любят этот городок в рож­дественские дни: тогда он превращается в настоящую зимнюю сказку. На главной площади в Музее немецкого Рождества с магазином «Рождественская деревня» рассказывают о традициях праздника, и никто не уходит без сувениров — симпа­тичного Санта-Клауса, Деда Мороза или Щелкунчика. Если попасть сюда в сен­тябре, то вместе с жителями можно об­лачиться в средневековые костюмы и принять участие в представлении, где Гильдия овцеводов пытается выиграть конкурс пасторального танца.

Сладкое пиршество

Дальше по пути следуют бывшие сво­бодные имперские города — Фейхт­вангер, Динкельсбюль, Нёрдлинген и Донаувёрт, центры которых сохрани­лись в таком первозданном виде, буд­то мировая история на века задержала здесь своё дыхание. Дома с разноцвет­ными фасадами и готическими надпи­сями уютного баварского Динкельсбюля словно сошли со страниц книги сказок. Наплыв туристов это местечко пере­живает раз в году, во время праздника «Киндерцехе» («детское пиршество»), который длится примерно десять дней и начинается в пятницу третьей неде­ли июля. Старинная легенда гласит, что во время Тридцатилетней войны дети вышли навстречу шведским солдатам с просьбой не грабить город. И вражеский генерал, у которого недавно от болезни скончался сынишка, был так тронут, что приказал отступить. Теперь горожане переодеваются в стилизованную во­енную форму тех лет, разбивают возле города «шведский» лагерь, и каждый волен выбирать, на чьей стороне будет «воевать». А все дети получают в пода­рок пакеты с шоколадом, конфетами и другими сладостями.

Рай для бедняков

Старинный Нёрдлинген построен в крате­ре древнего взорвавшегося метеорита, из-за чего его историческая часть имеет правильную круглую форму. Не побывать в музее, посвящённом «основателю» го­рода, огромному небесному телу, для туристов признак дурного тона. Поэтому сюда заглядывают хотя бы на часок. Но не больше, чтобы поберечь силы для ве­личественного и утопающего в зелени со­седнего Аугсбурга. Мы были наслышаны о его «городе в городе» — особом квар­тале Фуггерай с увитыми плющом доми­ками, поэтому хотели увидеть всё своими глазами. Это первое в истории поселе­ние, специально построенное купцом из рода Фуггеров в 1516 году для бедняков, которые по уважительным причинам не могли заработать на собственное жи­льё.

От получавших право пожизненной безвозмездной аренды требовалось не­много: хорошая репутация, примерное поведение, приверженность католиче­ской вере. И трижды в день молиться за благодетелей. В квартале сохранились 53 двухэтажных домика. В каждом когда-то жили по две семьи. Они имели от­дельные входы и собственные маленькие садики. В центре этого необычного по­селения был источник, из которого брали воду. Сегодня на перекрёстке улиц стоит литой чугунный фонтан — популярное место любителей селфи.

Лебединая песня

Апофеоз путешествия — долгожданный дворец Нойшванштайн, который Уолт Дисней скопировал, чтобы построить за­мок Спящей красавицы в Диснейленде. Ради возведения своей личной резиденции баварский король Людвиг II совсем забросил государ­ственные дела и не замечал, как у него под носом разворо­вывают деньги из казны. Шесть миллио­нов золотых марок уже было потрачено на строительство замка, но конца работам всё не было видно. Это вывело всех из себя, и баварское правительство решило избавиться от чудаковатого монарха: Люд­вига объявили сумасшедшим и вывезли в небольшой замок Берг. Вскоре его тело нашли в одной из местных рек.

До сих пор эта загадочная смерть не раскрыта. Сразу после смерти Людвига замок открыли для посещений, чтобы хоть как-то возместить строительство. Как любят шутить немцы, для того, чтобы Нойшванштайн окупился, необходимо, чтобы каждый житель плане­ты хотя бы раз посетил его. В переводе с немецкого Нойшванштайн означает «но­вый лебединый камень». Лебедиными мо­тивами пронизана вся архитектура сооружения. Ну разве Чайковский, очарованный и вдохновлённый видом дворца, мог после этого не написать свой балет «Лебединое озеро»?!

Молочное золото

Фюссен — последний пункт Роман­тической дороги. Его пешеходная зона когда-то являлась частью древнеримско­го тракта Виа Клаудиа Августа. Но там, где раньше шагали римские легионеры, от­правляясь на покорение диких кельтских племён, сейчас неспешно прогуливаются горожане. У подножия Фюссена протека­ет река Лех, а с Высокого холма откры­вается великолепный вид на предгорья Альп, где снимали рекламу шокола­да «Милка» с фиолетовой коро­вой. Во всех сувенирных мага­зинчиках продают открытки с изображением любимых ба­варцами коров и коровьи ко­локольчики.

Барельеф этого животного мож­но увидеть и на глав­ной площади, Фюссен предлагает всем в кон­це пути расслабиться и устроить себе праздник жи­вота: попить свежего пшеничного пива; попробовать баварские белые кол­баски из телятины, смешанной с салом и петрушкой, и политых сладкой горчицей; отведать паштет из тёртого сыра, творо­га, лука, сливочного масла и пива. И обя­зательно свиную рульку «швайнхаксе» с хрустящей корочкой, а на гарнир — боль­шие картофельные клёцки с изумитель­ным мясным соком. Ну и ни один здешний стол не обходится без мягкого бретцеля — национальной выпечки, которая для баварцев значит не меньше, чем пицца для итальянцев. На десерт, конечно же, штрудель и кофе. Немцы пьют этот на­питок в неимоверных количествах, считая все разговоры о его вреде безоснова­тельными. По статистике, на одного жите­ля Германии в год в среднем приходится 180 литров кофе. Это больше 10 чашек в день. И ничего, живы-здоровы!

Оставить комментарий